+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Принцип свободы договора в гражданском праве российской федерации

Понятие свободы договора в соответствии со статьей 421 ГК РФ

Принцип свободы договора в гражданском праве российской федерации

Договорные отношения предусматривают отсутствие властного подчинения одной стороны другой. Никто не может требовать того, чтобы кто-то вступил в них или бы условия оказались сформированными в силу чьей-либо властной воли. Исключение могут составить только ситуации, которые оговорены в самом ГК, других законах или добровольно принятым ранее обязательством.

Само понятие свободы договора и сущность связанных с ним аспектов раскрываются в ст. 421 ГК РФ. Вместе они находятся в тесной связи с началами гражданского правового оборота, которые закреплены в п. 1 ст. 1 ГК РФ. Принцип свободы договорных отношений тесно связан с принципом автономии воли, изложенном в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Кроме ст. 421 ГК РФ принцип конкретизируют ст. ст.

423, 424, 425, 429 ГК РФ.

Сущность понятия свободы договора

Проявляется свобода договора в виде трёх основных аспектов:

  • отсутствие принуждения к вступлению в договорные отношения;
  • свобода в определении юридически значимой природы договора;
  • свобода в определении условий и содержания договора.

Существует и ещё один немаловажный фактор. Если обе стороны этого хотят, то они могут расторгнуть договор на любом этапе его существования.

Рассмотрим эти аспекты более детально.

Отсутствие принуждения означает, что любой субъект хозяйственной деятельности вправе сам решать, чем ему заниматься, с какими лицами вступать в правовые отношения и какие цели преследовать. Понять важность этого поможет экскурс в историю.

В годы существования плановой экономики все предприятия получали предписания и задания от министерств и ведомств. Для их выполнения они обязаны были начать взаимодействие с поставщиками и получателями товара.

Договорные отношения заключались для реализации государственного плана.

В современной России ни одно министерство не может приказать каким-либо компаниям делать что-либо. Все договора, заключаемые ими в ходе осуществления хозяйственной деятельности, носят исключительно добровольный характер.

Свобода определения характера договора даёт всем участникам гражданского правового оборота удовлетворять свои экономические потребности и руководствоваться в первую очередь нормами деловой этики, обычаями, возникающими в различных отраслях хозяйственной деятельности, здравым смыслом, а не именно законом. Если двум лицам выгодно заключение договора, и он не противоречит ГК РФ и законам, хотя характер сделки не отражен ни в одной из статей, то она является полностью законной, при условии её соответствия общим началам и смыслу гражданского законодательства (п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Предусмотренные законом договоры часто называют поименованными, а другие непоименнованными.
Указание на поименованные содержится во второй части ГК РФ.

Стороны могут исключить применение всех диспозитивных норм, либо установить условия, отличные от таких норм. Однако, если иное не оговорено в договоре, то применяются нормы закона. Если условия договора не определены сторонами и диспозитивными нормами, то они определяются обычаями, принятыми участниками рынка.

Что может ограничивать применение этого принципа?

Существуют императивные нормы закона. К примеру, ст. 250 ГК РФ устанавливает преимущественное право покупки. Она ограничивает свободу в выборе договорного партнёра для ряда случаев, которые в ней же и раскрываются. Порядок применения таких норм устанавливается ст. 422 ГК РФ.

Кроме этого ограничение накладывается определением публичного и предварительного договоров. Первое имеет отношение ко всему, что связано с оказанием массовых услуг. Детально отношения такого типа раскрывает ст. 426 ГК РФ.

Из её содержания становится ясно, что если магазин или пункт-проката обслуживает всех граждан, то он не имеет право отказывать в продаже товаров или предоставлении услуг отдельным их группам или кому-то индивидуально.

Отражение принципа свободы заключения договоров в определениях ВС РФ

Судебная практика, имеющая отношение к ст. 421 ГК РФ, уходит своими корнями ещё в 90-ые годы. Уже тогда делами, связанными со свободой договоров, стал заниматься ВС РФ. Среди наиболее важных определений того времени, но не потерявших актуальность и сегодня, следует выделить:

  1. упомянутые в информационном письме Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. № 14, подтверждающие, что длительные хозяйственные связи по поставкам на основании государственных заказов не являются основанием для заключения новых договоров для государственных нужд;
  2. антимонопольный государственный орган не имеет полномочий требовать включения в договор мер ответственности, которые не предусмотрены законодательством. Такой вывод можно сделать из текста информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 марта 1998 г. № 32.

Подобные решения коллегии ВС РФ для того времени были наиболее актуальными, поскольку схемы взаимоотношения государства и бизнеса только выстраивались.

Сейчас же приоритеты несколько поменялись. Коллегия ВС РФ довольно часто выносит решения, которые касаются судебных споров между обычными представителями бизнеса, включая ИП. Фигурирует эта статья и в делах, связанных со спорами между банками и их клиентами.

Так, 7 марта 2021 г. ВС РФ рассматривал дело № 7-КГ 16-6.

Из его материалов становится ясно, что некий гражданин открыл в банке ВТБ 24 (ПАО) кредитную карту с установленным лимитом кредитования в 1 млн. рублей. Однако чуть позже обратился в банк с заявлением о закрытии карточного счета и перевода остатка долга на ссудный счёт. Банк отказал в исполнении этого требования.

Клиент стал добиваться своего в судах и выиграл дело в суде первой инстанции. Ответчик с решением не согласился и начал процесс его обжалования. Однако и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам тоже было не в пользу банка.

Только дойдя до ВС РФ банк получил определение в свою пользу, а дело было возвращено на повторное разбирательство.

Судья ВС РФ исходит из того, что ст. 421 ГК РФ устанавливает свободу договора, а это означает, что отступить от него можно только по обоюдному решению сторон.

Если одна сторона возражает, а банк ни разу не согласился с требованиями клиента, выступавшего в роли истца, то значит договор должен оставаться в своём первоначальном виде.

Об этом нужно помнить всем тем, кто вступает в правовые отношения и подписывает договор. Свобода их заключения — это ещё и полная ответственность по выполнению всех условий.

Источник: https://RuLaws.ru/articles/ponyatie-svobody-dogovora-v-sootvetstvii-so-statej-421-gk-rf/

Принцип свободы договора

Принцип свободы договора в гражданском праве российской федерации

Принцип свободы договора является одним из основополагающих начал отечественного и зарубежного гражданского права и заключается в следующем: лица, при составлении и заключении договора самостоятельно определяют его содержание, условия и его цель, при этом никто не может принудить к заключению договора.

Если кратко описать содержание статьи 421 Гражданского Кодекса РФ устанавливающую принцип свободы договора в ГК РФ, то можно выделить следующие составляющие свободы договора:

  1. Стороны свободны при заключении договора, если обязанность заключить договор не предусмотрена законом.
  2. Стороны могут заключить предусмотренный или не предусмотренный законом договор (поименованный или непоименованный). В том числе и тот договор, который имеет элементы нескольких поименованных договоров – смешанный договор.
  3. Стороны могут сами определить условия договора, если закон не устанавливает обязательные правила, которые нельзя изменит договором (императивную норму закона). Другие нормы закона – диспозитивные, применяются, если сторонами договора не установлено иное. 
  4. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, то могут быть применены обычаи делового оборота. 

Таким образом, данная конструкция основывается на том, что у каждого лица есть автономная воля (интерес), и лицо само определяет, как, с кем и в отношении чего оно взаимодействует. 

Свобода договора: где её границы? 

  • Cвобода договора не является безграничной. Закон в данном случае вмешивается только тогда, когда нарушаются публичные интересы или права одной из сторон серьезным образом ущемлены. 
  • Так договор является недействительным, если его положения противоречат закону или основам правопорядка и общественной нравственности (например, Вы не можете договориться о том, что заплатите лицу за совершения им правонарушения; нельзя заключить договор купли-продажи наркотиков или заключить соглашение о передаче человека в рабство). Законодательством могут устанавливаться императивные нормы – то есть положения закона, не подлежащие изменению договором, устанавливающие права и обязанности сторон, которые нельзя ограничить или исключить из договора. 
  • В случае серьезного ущемления прав одной из сторон договора, особенно в случае фактического неравенства позиций сторон при заключении договора, применяются механизмы защиты слабой стороны. Так, в случае неравенства переговорных возможностей и явно несправедливых условий договора, ущемляющих слабую сторону договора, такая сторона может потребовать расторжения или изменения договора: например, в случае присоединения к договору, который был составлен другой стороной заранее в виде стандартных форм. Ярким примером может быть кредит для граждан, выдаваемый банком – Вы вряд ли сможете договориться об особых условиях договора, и вынуждены заключать договор на условиях, которые предлагает банк. Также существуют и иные способы защиты от условий договора, сильно ущемляющих сторону договора – например, закон дает возможность снизить неустойку, указанную в договоре.

Свобода договора: свобода заключения договора

«Граждане и юридические лица свободны в заключении договора» (ч. 1 ст. 421 ГК РФ). Иными словами, как физические, так и юридические лица вправе по своей воле и по своему усмотрению, независимо от других лиц и обстоятельств заключать договор любого рода и на своих условиях.

Следует заметить, что свобода договора в современном ее понимании категорически идет вразрез с господствовавшими в Советской России актами планирования, являвшимися фундаментом и основой любого договора.

Тем не менее, в настоящее время по общему правилу любое лицо имеет право, а не обязанность вступать с кем-либо в договорные отношения, хотя в некоторых случаях такая обязанность может быть предусмотрена законом для определенного круга лиц.

Свобода договора: запрет принуждения к заключению договора

  • В соответствии со ст. 421 ГК РФ «понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим «Кодексом», «законом» или добровольно принятым обязательством. Иными словами, заключение договора является правом, а не обязанностью любого лица, как физического, так и юридического. Ни иное лицо, ни публичный орган не вправе воздействовать и принуждать к вступлению в договорные отношения, если иное прямо не предусмотрено законом или соответствующим добровольно принятым на себя обязательством.
  • В некоторых случаях для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, устанавливается обязанность заключить некоторые договоры с любым лицом, которое к нему обратилось, такие лица также не могут отдавать предпочтение каким либо лицам в заключении таких договоров. Такая обязанность устанавливается для публичных договоров:  розничной купли-продажи, перевозки общественным транспортом, оказания услуг общественного питания, связи, энергоснабжения, а также для некоторых других договоров. Для некоторых юридических лиц, обладающих монополией на производство некоторой продукции (например, в сфере обороны) существует обязанность заключения гос. контракта.

Свобода договора: возможность заключения договора любого рода

Любое физическое или юридическое лицо вправе заключить любой договор, будь то содержащийся в Гражданском кодексе РФ и иных гражданско-правовых законах или не имеющий аналогии в гражданском законодательстве.

Также стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор) (ч. 3 ст. 421 ГК РФ).

Тем не менее, законодатель ставит условие: договор должен соответствовать критериям признания данного соглашения договором. Иными словами, договоренность не должна идти разрез с основами и принципами гражданского законодательства.

Важно отметить, что какого бы рода ни был составлен договор, отсутствие его принадлежности к закрепленным в Гражданском кодексе РФ видам договоров не лишает возможности применения аналогии закона или аналогии права к данным правоотношениям.

Свобода договора: свобода условий договора, диспозитивные и императивные нормы закона

  • Наконец, следует сказать о том, что и сами условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ч. 4 ст. 421 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются “обычаями”, применимыми к отношениям сторон.
  • Гражданский Кодекс, однако, не устанавливает четкого критерия для разделения императивных и диспозитивных норм. Вполне понятно, что если в тексте нормы содержится запрет на изменение ее сторонами, то такая норма императивна. Однако, в отношении норм, в которых такой запрет прямо не предусмотрен, до сих пор не очевидно, являются ли они диспозитивными или императивными. 
  • Со времен СССР в гражданском праве долгое время главенствовал принцип «все, что прямо не разрешено законом – запрещено», однако со временем гражданское право РФ в большей части стало отходить к противоположному принципу, на котором основывается большинство иных правопорядков. Тем самым, долгое время в нашем праве главенствовала презумпция императивности норм – норма считалась диспозитивной, если в ее тексте написано что-то вроде «если иное не установлено договором». В гражданских законах (кодексах) многих стран закреплены положения о том, что все нормы гражданского права являются диспозитивными, если только из нормы не следует прямого запрета или исходя из существа отношений, норма императивная.  У нас же, ГК не содержит подобного правила.
  • Революционным в данном вопросе стало Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда №16 от 14.03.2014. Оно изменило принцип толкования норм. В соответствии с данным Пленумом, если в норме выражен явный запрет, то норма однозначно императивна. Если в норме отсутствует запрет, то такая норма диспозитивна, за исключением случая, когда такая норма должна считаться императивной исходя из целей законодательного регулирования (защиты слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.). Однако, диспозитивность или императивность нормы может толковаться судом ограничительно, также исходя из целей законодательного регулирования. Что это означает на практике? Это означает некоторую возможность отхода в случае запрета, а также установление пределов для возможности сторон предусмотреть иное. 
  • При этом, поскольку Постановление Пленума является особым актом судебного толкования  и подлежит применению судами, то его положения фактически встают вровень с законом, поскольку именно так суды видят закон. Однако, несмотря на то, что ВАС РФ упразднили, данное постановление продолжает применяться, поскольку ВС РФ не установил иное, к тому же сейчас в ВС РФ и арбитражных судах положения данного постановления активно применяются. Но поскольку, изначально данный акт толкования действовал только для арбитражных судов, в судах общей юрисдикции до сих пор часто применяется принцип «если не указано, что можно иное, то норма императивна». Во многом это происходит в силу того, что государством презюмируется, что граждане менее квалифицированы, нежели предприниматели и априори являются слабой стороной договора, даже в отношениях между собой, а не с коммерсантами.

Свобода договора: ограничение несправедливых договорных условий для защиты слабой стороны

  • Еще одним аспектом свободы договора является возможность ограничения свободы договора исходя из несправедливости договорных условий, для защиты слабой стороны договора. 
  • В большинстве договоров, которые мы заключаем, мы не вольны выбирать условия. Мы постоянно ходим в магазин за продуктами, едим в кафе и ресторанах, ездим на общественном транспорте, покупаем одежду и технику, как в обычных, так и в интернет магазинах, а также заключаем много иных договоров. И во всех этих случаях, мы крайне редко определяем условия и составляем индивидуальный договор – мы лишь присоединяемся к договору, факт заключения которого подтверждается чеком. И в этом случае, если нам не понравятся условия договора, то мы заключим договор с другим лицом, нежели будем вступать в переговоры по поводу условий договора – тяжело представить ситуацию, когда в сетевом гипермаркете гражданин приходит на кассу и торгуется по поводу цены товаров. Поэтому в таких правоотношениях мы выступаем слабой стороной. В случае если условия крайне несправедливы и обременительны для слабой стороны, закон ее защищает.
  • Статья 428 ГК РФ дает право присоединившейся к договору стороне потребовать расторжения или изменения договора, если его условия обременительны для нее, и она бы никогда не заключила договор на таких условиях, если бы имела возможность определять условия договора. Вышеупомянутое ППВАС также предоставляет возможность ограничивать несправедливые договорные условия на основе принципа добросовестности – то есть отказывать в защите права лицу, которое недобросовествно установило такое условие. При этом слабой стороной договора в таком случае может являться и лицо осуществляющее коммерческую деятельность: суд должен проверить фактическое неравенство переговорных возможностей, было ли такое лицо поставлено в положение затрудняющее согласование условий. Так, например, можно предположить, что при заключении договора между ИП с оборотом в 10 миллионов рублей в год и огромной химической корпорацией, первый вряд ли мог предложить свои условия своему контрагенту.

Для лиц, которые интересуются свободой договора и её применением в судах рекомендуем к прочтению работы Артема Георгиевича Карапетова, ученого, который значительным образом расширил понимание данного принципа в российском праве.

Источник: https://dogovor.ru/news/view/princip-swobody-dogowora

Принцип свободы договора и его реализация в гражданском праве Российской Федерации

Принцип свободы договора в гражданском праве российской федерации

исследования. Актуальность выбранной темы определяется рядом следующих факторов.

За последние 10 лет произошла кардинальная перемена в направлении и характере развития экономических отношений в России. Социалистические формы хозяйствования ушли с арены, взят курс на рыночные преобразования.

Действие экономики на основе планирования экономических процессов из центра, путем дачи соответствующих властных предписаний субъектам хозяйственной деятельности, административное регулирование экономических отношений сменили радикально иные формы функционирования экономики: действие рыночных законов и механизмов (в том числе спроса и предложения) теперь выступает определяющим фактором, деятельность же государства призвана обеспечить наиболее важные для отправления государственных функций области хозяйственной жизни, предоставить защиту наиболее социально незащищенным слоям населения: пенсионерам, инвалидам, подросткам и детям, некоторым иным категориям лиц, нуждающихся в поддержке и помощи.

С учетом этих изменений претерпело существеннейшие изменения и законодательство, регулирующее соответствующие отношения, а именно, в первую очередь, гражданское.

Необходимые для предыдущего периода методы императивного предписания того или иного поведения хозяйственных субъектов, превалирования плановых решений центральных органов над волей сторон, выражающейся в договоре, ушли, их сменили такие подходы к регулированию экономических отношений, которые, напротив, призваны обеспечить свободное проявление воли участниками рыночных (теперь уже) экономических отношений: неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость вмешательства в частные дела и иные им подобные. Кардинальная перемена в законодательстве требует соответствующего осмысления, причем оно должно основываться на регулируемых гражданским правом экономических отношениях.

Одним из важнейших, центральных элементов ноТвого гражданского законодательства является провозглашенный ст. 1 Гражданского кодекса России принцип свободы договора.

Он задает на сегодня тон в подходах законодателя к регулированию упомянутых отношений, а потому точное определение его природы, смысла и назначения его закрепления в законодательстве, а также порядок его реализации в правоотношениях представляет немаловажный вопрос современного гражданского права, и такое положение названного принципа указывает на необходимость его всестороннего исследования. На основе этого принципа происходит формирование и нового типа гражданско-правовых отношений, которым объективно присуща свобода участников.

Факт закрепления принципа свободы договора в действующем законодательстве требует и точного установления того, что именно составляет содержание названного принципа, с помощью каких юридических среде ж происходит осуществление этого основного начала в конкретных отношениях сторон.

С другой стороны, абсолютная свобода для всех участников гражданских правоотношений в договорном установлении прав и обязанностей при взаимоотношениях с другими лицамивесьма опасное явление, которое может привести отнюдь не к благим, а, напротив, к отрицательным последствиям.

Учитывая, что экономическая сила и могущество различных субъектов гражданского права совсем не одинаковы, абсолютное господство свободы в договорных отношениях приводило бы лишь к антиподу свободного развития экономических отношений: более сильные субъекты подчиняли бы своей воле экономически более слабых участников договора, превращая рынок из зоны свободного предпринимательства в место господства нескольких монополистов, диктующих правила игры (и нарушающих их по своему усмотрению) всем остальным. Таким образом, объективно необходимы и установление пределов, а также введение отдельных ограничений распоряжения договорной свободой для тех, кто участвует в гражданских правоотношениях. Требуется также уяснение того, каким целям должны подчиняться отдельные случаи законодательного ограничения свободы договора, определение оснований и условий таких ограничений, отвечавших бы действительным потребностям существующих отношений, чтобы, с другой стороны, избежать необоснованного и произвольного вмешательства кого бы то ни было в сферу частного усмотрения сторон. Необходимо, исходя из сказанного, установление единого подхода к такого рода ограничениям.

Цель и задачи исследования

Целью данного научного исследования является изучение природы принципа свободы договора в гражданскомправовом регулировании экономических отношений, его основ, и средств его осуществления, выработка единого подхода к ограничениям договорной свободы нормами закона.

На основании названной цели была предпринята попытка решить следующие задачи:

• определение философских и экономических предпосылок и оснований правового принципа свободы договора;

• установление юридической природы договорной свободы;

• изучение механизма реализации принципа свободы договора в конкретных правоотношениях;

• рассмотрение и уяснение содержания свободы заключения договора, ее отдельных составляющих;

• рассмотрение вопроса о пределах осуществления договорной свободы и того, что должно пониматься под злоупотреблением свободой договора;

• анализ существующих случаев законодательного ограничения свооо-'.ы договора;

• выработка рекомендаций по совершенствованию гражданского законодательства в целях приведения его в соответствие с положениями принципа свободы договора. Методологическая основа работы состоит в применении диалектического метода познания действительности.

Применены также методы сравнительного правоведения при сопоставлении отечественного законодательства с подходами, существующими в аналогичных областях законодательства иностранных государств, исторический метод при исследовании формирования института злоупотребления правом и собственно принципа свободы договора и его ограничений в российском и иностранных законодательствах.

Теоретическую основу работы составили труды отечественных и зарубежных ученых: М. М. Агаркова, С. С. Алексеева, В. Ансона, Г. А. Амфитеатрова, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, А. Г. Быкова, В. В. Витрянского, Ф. И. Гавзе, В. П. Грибанова, Б. М. Гонгало, Л.

Дюги, Т. Н. Илларионовой, О. С. Иоффе, О. А. Красавчикова, Л. А. Лунца, В. Н. Можейко, Б. И. Новицкого, И. А. Покровского, Д. Рикардо, О. Н. Садикова, П. Самуэльсона, Г. А. Свердлыка, А. П. Сергеева, А. Смита, Л. С. Таля, Ю. К. Толстого, P.O. Халфиной и других.

Научная новизна и практическая значимость д и с сс рта ц и и предопределены тем, что сам институт договорной свободы является в значительной степени новым для российского гражданского права.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Тезис о том, что для практической реализации принципа свободы договора в конкретных правоотношениях нормой ст. 421 Г К РФ закреплено субъективное гражданское право свободного заключения договора.

2. Это субъективное право является правом особого рода, а именноотносящимся к разряду конституционных прав граждан, к разряду юридических свобод, которые, с одной стороны, позволяю]1 действовать определенным образом управомоченному лицу, а с другойимеют неисчерпаемый характер, могут реализовываться сколь угодно много раз.

3.

Названы правомочия, составляющие содержание субъективного гражданского права свободы заключения договора: свобода заключения договора или отказа от его заключения, свобода выбора вида заключаемого договора, включая возможность заключения смешанного договора, свобода в определении контрагентов заключаемого договорасвобода в отношении определения условий договора, при этом показаны основные направления их ограничения, и цели, преследуемые при таких ограничениях.

4. Сделан вывод о том, что большинство злоупотреблений, совершаемых при использовании доминирующего положения на рынке является злоупотреблением именно правом свободного заключения договора.

Предложено скорректировать содержание ст. 10 ГК РФ для конкретизации того, что доминирующее положение на рынкелишь условие для злоупотребления субъективными гражданскими правами [https://r.bookap.

info, 26].

5. Предложено дополнить существующую в науке классификацию правоотношений на абсолютные и относительные в свете новых видов правоотношений, появившихся, в частности, в связи с ограничениями свободы договора, градацией их на активные и пассивныев зависимости от того, какая именно из сторон правоотношения четко в нем определенауправомоченная или обязанная.

6. Установлена зависимость наличия принципа свободы договора в правовой системе от рыночного типа экономики, где действуют рыночные законы спроса и предложениясформулирована основная цель юридического ограничения свободы договора: защита экономической свободы сторон при высокой степени монополизации соответствующих отношений, а также защита интересов общества и государства.

7. Произведен анализ некоторых наиболее существенных ограничений договорной свободы, сделаны конкретные предложения по совершенствованию законодательства о публичном договорев части исключения из текста ст.

 426 ГК РФ указания на то, что субъектами, приобретающими товары, работы или услуги могут быть лишь потребителиотражения, что «публичный» характер деятельности может вытекать из систематически осуществляемых публичных офертисключения из сферы действия ст.

 426 ГК РФ предпринимателей, осуществляющих свою предпринимательскую деятельность 7 на товарных, вещевых и иных подобных рынках.

Сделаны предложения совершенствования закона о договоре присоединения в части конкретизации того, что формуляры и иные стандартные бланки для квалификации договора как договора присоединения должны быть предназначены для неоднократного использования.

8. Предложено скорректировать законодательный подход к возможности судебного уменьшения предусмотренной сторонами в договоре неустойки уточнением, что правила ст. 333 ГК РФ могут применяться в исключительных случаях, при условии доказанности факта несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, лишь по просьбе должника и не более, чем на 50% .

Апробация работы произведена при опубликовании положений работы в научных изданиях, при чтении лекций и проведении практических семинаров.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, приложения и списка использованных нормативных актов и литературы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

.

Как показывает проведенное исследование, принцип договорной свободы является достаточно сложной, многоплановой и неоднозначной категорией гражданского права. Его особое место в гражданском праве, думается, не вызывает сомнения.

Если принцип неприкосновенности собственности призван обеспечить стабильность и гарантированность вещных правоотношений, то есть посвящен так называемой «статике» экономического оборота, то принцип свободы договора направлен на обеспечение нормального и беспрепятственного развития его динамической стороныобмена материальными благами между субъектами. Таким образом, оба этих принципа являются наиболее основными, «несущими» конструкциями гражданско — правового регулирования общественных отношений.

Подводя итог сказанному, хочется отметить, что, учитывая важность и значимость договорной свободы для гражданского права, он должен быть закреплен в Конституции, тем более, что там содержится и названная «вторая половина” — принцип неприкосновенности собственности. Думается, что они одинаково значимы для гражданского права.

Требуется также и более четкое выстраивание законодательства в области осуществления гражданских прав, их пределов и ограничений, а также более четкого прописания того, что должно признаваться злоупотреблением правом, в частностизлоупотребление договорной свободой, как таким правом, злоупотребление которым встречается особенно часто.

При законодательном выстраивании этого принципа, порядка его реализации в реальных отношениях на основе права свободного заключения договоров, его содержания, чрезвычайно важно соблюдение всех основных положений, касающихся его действия, составляющих его элементов и возможного ограничения. Последнее представляется особенно важным, поскольку, как показывает анализ законодательства и практики его применения, на сегодняшний день данное требование отнюдь не всегда соблюдается. Особенно ярким примером этого является, конечно, практика применения нормы ст. 333 ГК РФ судами.

Наличие подобных явлений в законодательстве обесценивает саму природу свободы договора как основного начала гражданского законодательства, как принципа гражданского правато есть наиболее важного положения, которое должно действовать неизменно, только прямые указания закона и четкие основания должны быть основой ограничения в данной области.

Источник: https://r.bookap.info/work/4155112/princip-svobody-dogovora-i-ego

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.