+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Государственные преступники в 19 веке

5 отпетых преступников Российской империи

Государственные преступники в 19 веке

Будучи подростком, Николай Радкевич проходил обучение в Аракчеевском кадетском корпусе и имел все шансы стать офицером (а потом бежать на Лазурный берег, потому что все белые офицеры в те времена, чуть что, сразу бежали на Лазурный берег). Однако судьба распорядилась иначе: в 14 лет Николай влюбился в 30-летнюю вдову, которая вскоре бросила юного любовника, оставив ему на память букет неизлечимых венерических заболеваний.

Этот инцидент значительно повлиял на психику Радкевича: юноша решил, что миссией его жизни станет очищение мира от развратных женщин. Переехав в Санкт-Петербург, Николай начал убивать проституток. Помимо четырех жриц любви жертвами Радкевича стали гостиничный коридорный, заподозривший неладное, и горничная, которая показалась Николаю слишком красивой для этого мира.

Убийца не отличался особой аккуратностью в действиях, поэтому его довольно быстро арестовали. После принудительного содержания в психиатрической лечебнице на Пряжке Радкевича приговорили к каторге. Впрочем, туда он так и не попал: сокамерники убили его еще на этапе.

1890–1919 гг

Любовь к воровскому делу Яков Кошельков (он же Кузнецов) унаследовал от отца, налетчика-рецидивиста. К 1917 году юноша уже проходил по сибирским полицейским сводкам в статусе опытного вора-домушника, имевшего несколько судимостей.

Решив расширить поле криминальной деятельности, Яков переехал в Москву, где после очередного ареста получил кличку «Неуловимый»: он совершил живописный побег, расстреляв конвоиров из пистолета, который передали ему подельники в буханке хлеба.

Кошелькову быстро удалось сколотить собственную банду, члены которой успешно устраивали налеты на московские предприятия и крали автомобили (в начале XX века украсть машину было гораздо сложнее, чем сейчас: ее для начала надо было найти, ведь машин было совсем немного).

6 января 1919 года банда угнала автомобиль, предварительно изъяв все ценные вещи у пассажиров и запугав их до полусмерти. Кошельков и в этот раз ушел бы от наказания, если бы не один нюанс: одним из пассажиров оказался политический деятель по имени Владимир Ильич Ленин.

Полгода работники МЧК охотились на Якова, но он всякий раз уходил от преследования, оставляя за собой горы трупов — как чекистов, так и членов собственной банды. Наконец 26 июля знаменитый налетчик попал в засаду и погиб в перестрелке.

1855–1937 гг

В 1874 году 19-летний корнет Савин оказался фигурантом громкого дела о краже великим князем Николаем Константиновичем бриллиантов из Мраморного дворца.

Корнет состоял в романтических отношениях с американской аферисткой и танцовщицей Фанни Лир, ради соблазнительной иностранки князь и пошел на преступление.

Каким-то магическим образом фамилия Савина не фигурировала в документах о бриллиантовом деле.

В 1880-х Савин провернул грандиозную аферу, пообещав военному министерству Италии поставку российских лошадей для нужд армии. Получив деньги, он бежал в Россию, где в начале 1890-х был осужден за другое мошенничество и отправлен в Томскую губернию.

Из ссылки Савин опять бежал, на этот раз в США, где и прожил почти десять лет под романтичной фамилией «де Тулуз-Лотрек Савин».

Получив американское гражданство, аферист отправился служить, и в Европу он вернулся в составе американского экспедиционного корпуса.

В 1911 году Савин попытался провернуть очередную аферу, выдавая себя за претендента на болгарский престол, но его разоблачили и выслали в Россию.

Шесть лет Николай провел в ссылке в Иркутске и освободился лишь после революции. Зная, что на Западе многие осведомлены о его аферах, Савин отправился покорять Японию и Китай.

Умер Савин в Шанхае в полной нищете, но зато в достойном 82-летнем возрасте.

1825–1899 гг

Параскева Розен родилась в знатной семье: ее отец был генералом и героем Отечественной войны, а мать — графиней. К совершеннолетию девушка была назначена фрейлиной при дворе императрицы, но вскоре поменяла свое решение и поступила послушницей в Алексеевский монастырь, приняв монашеское имя в честь патриарха Митрофана.

Карьера амбициозной и энергичной Митрофании развивалась стремительно, и уже к 36 годам РПЦ возвела женщину в сан игуменьи и доверила ей управление Владычным монастырем.

Побывав главой Петербургской и Псковской общин сестер милосердия, Митрофания решила приступить к постройке здания Владычно-Покровской общины в Москве. Однако игуменья большую часть монастырских денег вложила в личные коммерческие проекты. Проекты оказались провальными, и Митрофании пришлось искать иные источники финансирования стройки.

Предприимчивая игуменья начала подделывать векселя и долговые расписки. Благодаря махинациям с поддельными бумагами, Митрофания «заработала» более полутора миллионов рублей, но, когда слухи о ее сомнительной мирской деятельности дошли до властей и подтвердились, игуменья была арестована и отправлена в ссылку.

Федор Ковалев, массовый убийца

Ковалев принадлежал к общине старообрядцев, проживавшей на Терновских хуторах в Приднестровье. Накануне всероссийской переписи населения 1897 года члены общины поддались массовой истерии. Духовный лидер общины — старица Виталия сообщила, что участие в переписи равноценно проставлению на себя печати антихриста и что лучший выход из ситуации — уйти из жизни.

С декабря 1896 года по февраль 1897 года старообрядцы, отслужив поминальный обряд и облачившись в саваны, спускались в выкопанные ямы, которые снаружи закладывались кирпичом и закапывались.

Поскольку самоубийство считалось страшным грехом, жители хутора решили доверить процесс закладки Ковалеву, который работал каменщиком.

Таким манером Ковалев заживо замуровал почти три десятка человек, включая 22-летнюю жену, двух малолетних дочерей, мать и сестер. (Какое находчивое избавление сразу от всех родственников!)

В апреле 1897 года Ковалева арестовали и по приказу Николая ll отправили в монастырскую тюрьму, чтобы скрыть подробности преступления от широкой общественности. На фоне общей неразберихи 1905 года Ковалев вышел из заключения, повторно женился и стал отцом еще трижды. Новую жену и детей он закапывать почему-то не стал.

Источник: https://www.MaximOnline.ru/longreads/photogallery/_article/criminals-in-russian-empire/

Самые криминальные города Российской империи

Государственные преступники в 19 веке

Криминальная ситуация в Российской империи стала стремительно ухудшаться со второй половины XIX века. причина этого – наплыв приезжих. К началу XX столетия специалисты выделяли 5 наиболее криминальных городов России.

Растущая угроза

Еще в 1718 году при Петре I была создана полиция, как государственный орган по охране правопорядка, но только после смерти реформатора организованная преступность вышла на уровень самостоятельного социального института, противопоставившего себя государству и обществу.

XIX век преступный мир империи встретил заматеревшим и окрепшим, однако этого было явно не достаточно, чтобы противостоять авторитарной государственной машине. Полицейский аппарат успешно справлялся с нарушителями правопорядка. Основной криминальный контингент – беглые крестьяне, солдаты, монахи-расстриги, воспитанники приютов – легко контролировался государством.

Все изменилось после реформ Александра II, которые разрушили столетиями складывавшиеся сословные структуры российского общества. Как ответная реакция на возросший уровень преступности – полицейская реформа, которая предусматривала увеличение штатных единиц и подразделений полиции, улучшение финансового положения.

Выборочная статистика преступности стала вестись еще в первой половине XIX века, однако упорядоченный и систематический характер она приобрела только во второй половине столетия. Учету подлежали количество уголовных дел, осужденных и подсудимых.

Статистика отчетливо показывает рост криминогенной обстановки в России. Так, с 1857 по 1865 гг. количество осужденных выросло в 1,5 раза. Показатели за период с 1874 по 1912 гг. свидетельствуют об увеличении числа осужденных уже в 3 раза.

В одном из криминальных отчетов 1905 года отмечалось, что «ежегодно всеми судебными установлениями в империи, каково бы ни было их устройство, за все преступления и проступки осуждается в среднем около 2 млн. лиц обоего пола».

К началу XX века российская преступность не только пополнила свои ряды, но и увеличила количество «промыслов». Самым прибыльным по-прежнему считалось «конокрадство», самым распространенным – «вор-карманник», а самым уважаемым – «взломщик».

Санкт-Петербург

Столицу по праву называли центром уличной преступности и проституции. Со всех концов большой империи в поиске легкой наживы сюда стекались аферисты и мошенники различных мастей. Петербург рубежа XIX-XX веков – это соседство ослепительной роскоши и беспросветной нищеты. Богатые ходили по тем же улицам, что и бедные, вызывая зависть и провоцируя ограбления.

Первый дом предварительного заключения был построен в Петербурге в 1825 году. Следственная тюрьма тогда располагалась сразу за зданием Окружного суда между Шпалерной и Захарьевской улицами. Здание Окружного суда просуществовало вплоть до Февральской революции 1917 года, когда его сожгли вместе с огромным архивом.

Одной из наиболее заметных фигур в криминальной среде дореволюционного Петербурга была генеральша Ольга фон Штейн. Аферистка обладала уникальным даром выманивать у доверчивых сограждан огромные суммы денег, обещая им умопомрачительную карьеру. Ни денег, ни должности пострадавшие так и не получали, а подавать в суд на имевшую связи в высшем свете авантюристку было бесполезно.

Среди центров воровского Петербурга выделялся Сенной рынок. Здесь промышляла группа воровок-цапок. Действовали они быстро и грубо: хватали с прилавка товар и наутек. Если торговцу удавалось перехватывать воровку, то ее тут же отбивали коллеги по цеху.

Выделялся в столице артель медвежатников, особенно своими кадрами. Так, одной из банд руководил бывший депутат Государственной думы от Тверской губернии Алексей Кузнецов. В качестве вспомогательного персонала банда использовала высоких полицейских чинов, служащих контор и банков.

Накануне Первой мировой войны разбушевалась шайка Васьки Черного. В одной из попыток ограбления главарь совершил убийство солдата, что спровоцировало массовые облавы со стороны полиции. В короткий срок были схвачены главари и активные члены многих шаек.

О серьезности разгула молодежного бандитизма свидетельствует съезд российской группы Международного союза криминалистов, созванный в 1914 году, на котором рассматривалась возможность внесения в уголовное законодательство таких понятий, как «хулиганство», «озорство» и «пакостничество». Но война помешала этим начинаниям.

Число преступлений в Петербурге с начала XX века росло с пугающей быстротой. В 1900 году Петербургский окружной суд рассматривал 227 дел об убийствах, 427 — о разбойных нападениях, 1171 дело о нанесении телесных повреждений, а также 2197 случаев краж и воровства. В 1913 году статистика изменилась: 794, 929, 1328 и 6073 случая соответственно.

Москва

Как и Петербург, дореволюционная Москва привлекала возможностью хорошей поживы многих представителей преступного мира – от мелких воришек до криминальных авторитетов. Самым неспокойным местом Первопрестольной был район Хитровского рынка. В окрестные переулки боялись заходить не то, что прохожие, но и служители правопорядка, за исключением местных городовых.

«Грачёвка», где промышляли «платные девки», была чуть спокойнее, однако после разборок в местном трактире «Крым» полиция нередко находила утопленные в коллекторе Неглинки трупы. Уровень раскрытия убийств в Москве зачастую не превышал 40%, а о мелком воровстве и говорить нечего.

Начальник московской сыскной полиции Аркадий Кошко писал, «что краж в один день более тысячи».

«Частичные, мелкие облавы стали производиться чуть ли не ежедневно, – продолжал сыщик, – но вскоре же опыт показал, что средство это недостаточно; преступные элементы при приближении незначительного наряда полиции частью благополучно скрывались, а если и попадались люди, не имеющие права жительства в столицах, то, будучи отправлены на родину этапным порядком, вскоре бежали оттуда и вновь появлялись в Москве».

Руководитель статистического отделения Министерства юстиции Е. Н. Тарновский отмечал тенденцию роста преступности в Москве накануне революции. Статистика была следующая. За 1914—1918 гг.

преступность в Первопрестольной в пересчете на население возросла в 3,3 раза, в том числе убийства — в 11 раз, вооруженные грабежи в 307, простые грабежи — в 9, кражи — в 3,4, мошенничество — в 3,9, присвоения и растраты — в 1,6 раза.

К примеру, только в 1914 году было зафиксировано 2,5 тыс. воо­руженных нападений.

Одесса

Портовая Одесса неспроста считалась местом сосредоточения контрабандистов, воров и налетчиков. Еще во времена царствования императора Павла огромные вливания в создание одесского порта «больно били по казне и не приносили никакого толку». Ревизия выявила там «непомерное лихоимство и злоупотребления».

В 1817 году высочайшим указом Одесса была объявлена свободным портом, которому разрешен беспошлинный ввоз и вывоз товаров. Это способствовало расцвету города. И процветанию преступности. Тут промышляли австрийские сербы, немецкие меннониты, французские аристократы, а также греки, болгары, албанцы. Недаром Одессу прозвали «Черноморским Вавилоном».

А промышлять было чем. В Одессе крутились бешеные деньги. Достаточно сказать, что грузооборот порта с 37 миллионов рублей в 1862 году увеличился до 128 миллионов в 1893 году, а в 1903 он составлял уже 174 миллиона.

https://www.youtube.com/watch?v=2YXLLqdwqD4

Писатель Эфраим Севела вспоминал: «Одесса славилась такими ворами, такими бандитами, каких свет не видывал и больше, я думаю, не увидит. Народ измельчал.

Одесса была столицей воровского мира всей Российской империи — по этой причине ее ласково называли мамой».

Именно в Одессе в 1880 году за крупное мошенничество была арестована и этапирована в Москву легендарная авантюристка «Сонька Золотая Ручка».

Ростов-на-Дону

Донская столица традиционно притягивала к себе беглых крестьян и преступников-рецидивистов. Уровень насильственных преступлений здесь был одним из самых высоких в империи. В начале XX века возникает знаменитый криминальный транзит «Ростов-Одесса», по которому беспрерывным потоком шел обмен опытом, людьми и нелегальным товаром.

Уровень преступности в Ростове рос по мере бурного развития города. В 1850-х годовой экспорт товаров за рубеж составлял в среднем 3,5 миллиона рублей, а в семидесятые годы он превысил 22 миллиона рублей. В начале XX века за Ростовом закрепилось название «Русский Чикаго», и не только из-за его финансовых возможностей.

Представители преступного мира Ростова обитали преимущественно в трущобах, а работали возле Центрального рынка. Самая громкая криминальная слава принадлежала Богатяновскому спуску (сегодня это Кировский проспект) – месту сосредоточения питейных заведений, притонов и трущоб. Магазин здесь могли ограбить средь белого дня, просто прорыв подземный ход.

На каждые 100 тыс. жителей в Ростове совершалось 595 преступлений. И уступал он по этому показателю только Киеву.

Киев

К концу XIX столетия за матерью городов русских закрепилась печальная слава самого криминального города страны. По данным Министерства юстиции, в год здесь совершалось преступлений втрое больше чем в целом по империи.

В Киеве катастрофически не хватало денег на содержание полиции, что автоматически влекло снижение эффективности ее работы. В конце XIX века из запланированных по штату 579 правоохранителей за порядком следили лишь 394 городовых. Неудивительно, что в 1890-х годах на каждые 100 тыс. жителей здесь совершалось в среднем 650 преступлений.

За столь высокими цифрами стоят и другие причины. Главные из них – это присоединение к городу бывших сел Шулявка, Лукьяновка и Куреневка, а также наплыв «заробитчан» с юго-запада Украины.

Так, 5 октября 1899 года киевский полицмейстер в письме генерал-губернатору региона констатировал, что в городе чаще стали совершаться злодеяния с применением холодного оружия.

И виновные в этом – мастеровые, рабочие, поденщики.

Еще одна причина – коррумпированность высших эшелонов полицейского аппарата.

К примеру, в 1908 году ревизионная комиссия обнаружила, что в киевской сыскной службе из личных дел пропадали учетные карточки и фотографии преступников, а также заявления арестованных о том, что у них в полиции отбирали вещи и деньги. Продажность киевских полицейских давала благоприятную возможность правонарушителям систематически уклоняться от ответственности.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/592d370bd7d0a6f37914f684/5ca22592ec888400b2bcec93

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.